436
Йозеф ван Виссем: Могу играть весело, могу грустно. Мне хватает

С лютнистом Йозефом ван Виссемом весь мир познакомился в 2013-м году, когда записанный с его участием саундтрек к фильму Джима Джармуша «Выживут только любовники» был признан лучшей звуковой дорожкой кинофестиваля в Каннах. Меж тем, к тому времени этот голландец и бывший панк-рокер, перебравшийся в Нью-Йорк в начале нового века, занимался «освобождением» лютни, инструмента, прочно ассоциирующегося со средневековьем, примерно с начала нулевых. Корреспондент KudaGo поговорил с музыкантом о тонкостях изготовления лютни, о связи времён — и о том, почему он больше никогда не запишет ни одного саундтрека для кино.

Вы играете на лютне — а помните, как вы для себя этот инструмент открыли? Был какой-то решающий момент, в который вы подумали: «Вот, именно этим я хочу заниматься всю жизнь»?

Насчёт всей жизни не скажу, но первую встречу помню. Мне было 11, и я ходил в музыкальную школу, учился играть на классической гитаре. Учительница дала мне книжку «Музыка шекспировских времён», и там были пьесы для лютни, мне надо было играть их на гитаре. Причём лютня у неё в кабинете была, но её нельзя было трогать. Инструмент меня дико интриговал — он был такой круглый, женственный, и в то же время исторический, понимаете?

В общем, классической гитарой я занимался лет до 17-ти, а потом начался панк-рок, электричество и всякое такое, и я бросил всё это классическое дело. И уже намного позже, когда меня достал весь этот нойз и рок-группы и электрогитары, я наткнулся на объявление в Village Voice, в Нью-Йорке, об уроках игры на лютне, и вспомнил про этот инструмент. Уроки давал человек по имени Пэт О’Брайан, и я ему позвонил. Он и сам оказался бывшим гитаристом, который учился у Преподобного Гари Дэвиса (легендарный американский блюзмен и гитарист начала 20-го века, чей стиль игры на гитаре повлиял на множество артистов – прим.корр.) — с него, можно сказать, и начался весь рок-н-ролл, и блюз тоже. Вот это и был мой момент — когда я встретил Пэта О’Брайана. Он мне многое про лютню объяснил. И это он мне, кстати, сказал: «Если хочешь зарабатывать игрой на лютне, надо писать свою музыку». Можно сказать, с этой фразы для меня всё и началось.

И на новом альбоме вы поёте?

Ага – я и на последних двух пел тоже. На концертах тоже стал петь, это отдельная история, конечно.

Мы услышим ваше пение на концертах в России?

О, обязательно.

Вы очень много писали музыки для кино. Что вас привлекает в этой работе, если говорить в противопоставлении сочинению собственной музыки для альбомов?

Ничего не привлекает. Кино и саундтреки – не то, что меня в данный момент интересует. Всем стали заправлять деньги. Продюсеру фильма не понравится ваша музыка, и он скажет: Пошёл ты. Так всё и работает, серьёзно. С режиссёром могут быть отличные отношения — он снял что-то классное, ты посмотрел и написал что-то классное, а потом чувак в костюме и с деньгами, который стоит за всем этим, скажет вам «Нет». Нет, это недостаточно коммерческая музыка. Нет, это слишком экспериментально, нам не подойдёт. Вот и выходит, что в каждом фильме — тот же самый тупой саундтрек.

Если вам кто-то будет говорить о такой штуке, как независимое кино, не верьте — не бывает такого, всё кино зависит от дяди с кошельком. Уверен, многие композиторы со мной согласились бы — просто не многие готовы об этом рассказать. Не хочу больше с этим связываться.

Хочу играть свою музыку, хочу давать с ней концерты. Хочу ездить с ней по миру, пока не свалюсь замертво. Не хочу, чтобы какой-то чувак стоял надо мной и говорил: Это не подходит. Ведь это хрень какая-то (смеётся).

Беседовал Сергей Мезенов.


05.10.2017 15:53 Источник: http://kudago.com/
Комментарии и рецензии

На данный момент комментариев нет.